Сайт создан по благословению Епископа Железногорского и Льговского Вениамина

Встреча о.Мелетия со Святейшим Патриархом Тихоном. Рукоположение

Будущий Святейший Патриарх Тихон в 1907 году Святейшим Синодом был назначен архиепископом Ярославским и Ростовским и в течение семи лет возглавлял ярославскую кафедру. По всей видимости, в это время и произошло знакомство с ним о.Мелетия. В церковных кругах о.Мелетия называли «Строителем церквей». Батюшка обладал недюжинной силой, был мастеровит, очень хорошо клал печки, плотничал. В 1912 году, согласно протоколу допроса уголовного дела, он строил церковь в Ярословской области Ростовского уезда. Вообще же, в протоколах допроса упоминается о четырёх церквах, в строительстве которых он принимал участие.

Вот как вспоминает одну из встреч с Патриархом Тихоном келейница о.Мелетия Мария Ивановна Кузьмина:

— При встрече Патриарх Тихон усадил о.Мелетия на мягкую подушку и обращаясь к его спутнику, сказал: «Ты этому еще цены все равно не знаешь», подарил о.Мелетию пузырек с освященным елеем.

Этот, но уже пустой пузырек хранился у Марии Ивановны. Последней каплей этого елея о.Мелетий благословил маленькую девочку Наташу, а теперь хранительницу чудотворной иконы Божьей Матери «Умиление» Наталью Николаевну Мурашкину.

Сейчас трудно узнать, когда о.Мелетий познакомился с будущим митрополитом Иосифом (Черновым Иваном Михайловичем), судя по протоколам допроса, о.Мелетий вмсесте о.Иосифом неоднократно бывали на приёме у патриарха Тихона (с 21ноября 1917+1925г).

На сегодняшней день источниками информации об о.Мелетии можно назвать дело Брянского суда №314-ПС6 от 17-18 августа 1952 и оправдательное постановление Президиума Верховного Суда РСФСР от 7 апреля 1956г. Но протоколы допросов содержат минимальную и подчас противоречивую информацию, ведь главной задачей о.Мелетия была не рассказать как можно больше о себе, а наоборот, скрыть как можно больше и никого не выдать. Пока не удалось изучить дело 1930 года во Ржеве, где он был осужден Тройкой ОГПУ западной области. Есть только ссылки на то, что в Ржеве при обыске был найден «чемодан принадлежащий Дёмину с полным прибором для служения священника (серебряные с позолотой чаши, диски, ложечки, тарелочки) и т.п. всего 10 серебряных предметов» — справка о производстве обыска в г Ржеве по ул Октябрская,22.» Из этого можно сделать вывод, что в 1929г. о. Мелетий уже был иереем. Однако, в одном из первых допросов по делу №314–ПС6 о. Мелетий на вопрос следователя о цели поездки в 1945г., сразу после окончания войны в Ростов, к епископу Иосифу, ответил: «Монашеский постриг и рукоположение в священники». В протоколе от 14.04.52г цель поездки иная: « В звание викарного митрополита я был посвящён в г. Ростове в 1945г бывшим митрополитом, а впоследствии Ростовским епископом Иосифом после смерти которого, я по его завещанию тайно из викарных митрополитов стал полным митрополитом». Когда следователь пытается выявить, с кем встречался о.Мелетий, он полностью отказывается от показаний этого протокола. Если учесть, что результаты 4-6 часовых допросов с применением физических пыток умещаются на одном листке бумаги, на котором каждое упоминание о человеке фактически означает его арест, горе родных и близких, чьи-то покалеченные судьбы — как оценить достоверность всей этой информации?