Сайт создан по благословению Епископа Железногорского и Льговского Вениамина

Из истории поселка Локоть

Локоть — поселок городского типа. Административный центр Брасовского района, расположенного на юго-востоке Брянской области, с населением около 12 тысяч человек. Этот поселок имеет свою, тяжелую и кровавую историю в общей трагической летописи истории России ХХ века, историю, которая неразрывно связана с именем Великого князя Михаила Романова (1878-1918 гг.), родного брата Царя-страстотерпца Николая II. До революции поселок был частью его Брасовского имения со знаменитым на всю Россию конезаводом и одним из лучших в Европе сельским хозяйством. До наших дней частично сохранились парковые рощи, аллеи, система прудов для рыборазведения. Главные предприятия поселка – механический завод, мебельная фабрика, спирт-завод, конезавод сохранились с тех времен. Княжеский дворец просуществовал до 1943 года и сгорел во время войны.

Князь Михаил Александрович очень любил свое имение, хотя, как военный, он не мог жить в нем постоянно, часто посещал его, навещая жену. Он ежегодно вносил пожертвование на 19 церквей, помогал неподалеку расположенному Площанскому монастырю. За его счет отапливались школы, церкви, дома священнослужителей, дома вдов и сирот. При имении находились богодельня и детский приют, две амбулатории для больных с бесплатными лекарствами. На территории Брасовского имения работали 30 земских и церковно-приходских школ. Здешние крестьяне отличались зажиточностью, чувством собственного достоинства, они чувствовали себя хозяевами земли, поэтому Советскую власть не принимали и подняли восстание еще в 1918 году. Но даже после массового истребления самых сильных, независимых и трудолюбивых крестьян большевики еще долго, жестоко подавляя бунты, не могли внедрить на брасовской земле колхозы, считая эти места самыми контрреволюционными.

04 октября 1941 года немцы заняли поселок Локоть. В поселке появились редко пустующие виселицы. Бывший конезавод превратился в тюрьму, куда колоннами сгоняли пленных. Людей набивали в стойло так, что нельзя было не то что лечь, даже сесть. По ночам на рядом находящемся кладбище проводились казни. На специально сбитые щиты, утыканные гвоздями, палачи кидали связанных партизан и распинали их, забивая на гвозди ударами досок. Как вспоминают местные жители, по ночам нельзя было заснуть от леденящих душу нечеловеческих криков истязаемых, от расстрельных очередей пулемета. Днем редко кто осмеливался зайти на кладбище – земля на братских могилах еще дышала, из-под нее доносились стоны умирающих людей. За всю послевоенную историю СССР к расстрелу была приговорена единственная женщина – печально знаменитая Тонька-пулеметчица, женщина-палач, на совести которой сотни убитых на местном кладбище пленных. Воистину можно сказать – каждая пядь земли локотского кладбища пропитана кровью мучеников российских.