Сайт создан по благословению Епископа Железногорского и Льговского Вениамина

Арест о.Мелетия в 1952г.

В книги «История Брянского края XX века», 2003г. издания на 346 странице об этом аресте о.Мелетия написано следующее: «В 1952г. в селе Столбово Комариченского района было арестовано несколько участников религиозной группы «иоаннитов», почитавших как святого отца Иоанн Кронштадтского … Во главе группы был местный уроженец М.И.Демин, встречавшийся с о.Иоанном Кронштадтским в 1906г. и ставший его активным почитателем. В 1930г. М.И.Демин был арестован, осужден, но бежал из-под стражи и более 20 лет проживал на нелегальном положении. В 1947г. появился в Столбово, поселился у колхозного пчеловода Ф.Т. Сергачева и с помощью последнего начал распространять идеи «иоаннитов». Это обернулось для М.И.Демина и Ф.Т. Сергачева осуждением на 25 лет, для их сторонников – на десять лет лагерей».

И хотя пророчество о.Мелетия сбылось — всех осужденных по этому делу через 3 года освободили досрочно, но сколько же стоит даже один день проведенный в исправительно-трудовом лагере (ИТЛ) того времени? Вот характерные выдержки из содержимого секретной докладной записки комиссии Прокуратуры СССР о массовых неповиновениях заключенных в одном из многих северных ИТЛ от 10 июля 1954 г:

… в некоторых лагерных подразделениях администрация от руководства фактически отстранена. В зонах управляют главари бандитских группировок. Некоторые начальники лагерных подразделений в зону не ходят из-за боязни расправы. Начальник не в состоянии приказать заключенным выполнить ту или иную работу. Выполнение работ и организация труда перешли в руки низовой лагерной администрации из числа заключенных, бандитов и других особо опасных преступников. … Бригадирами назначены главари воровской группировки, которые проводят «сходки» (воров), на которых решаются вопросы производственного и бытового характера. … Бандитствующий элемент диктует свою волю администрации, держит в подчинении всех остальных заключенных, сами не работают, а зачеты получают. … В зону проносятся запрещенные предметы: взрывчатка, спирт, ножи, кинжалы, пики, топоры и т.д. Изготовляют в жилой зоне гранаты, самогонные аппараты, делают брагу, хранят обрезы и другие запрещенные предметы. … Это дает возможность к проявлению зверских убийств, избиению заключенных и даже сожжения трупов убитых. С 1 июля 1953 г. в результате бандитских проявлений в жилых зонах лагеря и на производстве было убито 47 заключенных, большинство убийств не раскрыто и убийцы до сих пор не наказаны …

Так что даже при своей кажущейся разбалансированности репрессивная машина исправительно-трудовых лагерей продолжала исправно выполнять свою первоначальную функцию – своими жерновами перемалывать человеческие судьбы и жизни. Ведь она была порождена людьми исключительно умными и циничными, захватившими власть бывшими политическими осужденными «кровавого» царского самодержавия. В царской России существовал «кодекс привилегий политических заключенных». Политические не назначались на тяжелые работы на каторге и освобождались от таковой в тюрьме, принуждать к труду их было запрещено. Содержались они раздельно от уголовных, к ним обращались на «Вы», кормили значительно лучше и среди них, как следствие, всегда была минимальная смертность. Первые руководители СССР, как бывшие политические ссыльные царских времен, хорошо помнили свое комфортное пребывание в местах лишения свободы, поэтому все привилегии из этого «кодекса» были забыты, а уголовники стали считаться гораздо менее опасными преступниками по сравнению с политическими.

Одним из самых страшных новаторских явлений советской тюрьмы было то, что администрация сознательно смешивала «политиков» и блатных. Приказ об агентурно-оперативном обслуживании исправительно-трудовых лагерей (ИТЛ) требовал, чтобы в отношении осужденных иметь не менее 25 % доносчиков из числа отбывавших наказание. Руководствуясь этим документом во всех лагерных системах была создана агентурно-осведомительная сеть, главная задача которой заключалась в изучении политических настроений и пресечению антисоветской пропаганды. Советская власть превратила указ «Об отмене смертной казни» в красивый фасад для цивилизованного мира, потому что, используя своих доносчиков или провокаторов, чекисты совершенно безнаказанно любого заключенного могли убить или изувечить.

Однажды, где-то в семидесятых годах, о.Мелетий приболел, появился кашель и возникли проблемы с легкими. Келейницы пригласили врача Евгению Федоровну Морозову, чтобы она его обследовала. Когда больной приподнял рубашку, то она невольно заметила в области сердца между ребрами шрам. Вот история возникновения этого шрама рассказанная отцом Мелетием:

— Это меня хотели убить блатные во время моления ночью. У меня была маленькая икона Николая Чудотворца, пред которой я молился ночами и этим раздражал сокамерников, так как вел себя особняком. В камерах обычно были подсадные. Чекисты подсаживали своих людей для прослушивания разговоров, они же и выполняли их приказы. Духовных и верующих людей считали политическими, поэтому относились ещё хуже и издевались над ними. Их часто убивали по приказу чекистов. Но про меня пошли слухи, что от меня можно получить помощь и исцелиться, поэтому, просто так убить они меня не решались. Чекисты задумали сделать это, списав всё на камерные разборки. Их нужно было спровоцировать, но повод не находился. Тогда однажды сокамерники договорились между собой, окружили меня плотным кольцом, и каждый стал ударять меня со всех сторон кто пальцем, кто кулаком, и так как удары были частыми, я и не заметил, как кто-то вонзил мне в грудь тонкую заточку. Меня пронзила мгновенная боль в сердце. И тут со мной произошло не что необычное, я стал видеть себя со стороны, то, как лежу, как в меня воткнута заточка. Все разошлись по своим местам, делая вид, что ничего не произошло. Но я видел и слышал все их разговоры и все время пытался понять – жив я или умер. Решил, что умер, потому что видел своё тело со стороны. И тут вспомнил отца Иоанна Кронштадского и его слова о том, что буду жить больше века. Я начал молиться ему и увидел отца Иоанна пред собою. Он сказал: «Ещё не пришло твое время, ты будешь жить долго. Подойди к телу, трижды перекрести его и будешь здрав!» Так я и сделал. Когда очнулся, у меня ничего не болело. Посмотрев на рану, убедился, что она зажила. В последствии оказалось, что мое бездыханное тело в ожидании погребения пролежало трое суток. Я встал и стал по обыкновению молиться, благодарить Бога и о.Иоанна Кронштадского за Чудо. Я молился так горячо, что ничего вокруг не видел. Позже мои сокамерники, когда увидели меня живым и невредимым, стали орать от страха: «Покойник ожил! Покойник ожил!!». Один из них подбежал ко мне, упал в ноги и стал кричать: «Ты святой, помолись своему Богу обо мне». За ним последовало еще трое, они тоже стали на колени и стали умолять: «Прости нас Господи и пощади». Остальные стояли в оцепенении. Я поднял с колен кающихся и сказал, что за них кто-то молится, потому что Господь через мое воскрешение призывает их к вере. Еще добавил, что прощаю всех и буду за них молиться. С этого момента многие из них стали моими духовными чадами. Мы подружились и часами беседовали о Боге. Большинство исповедовались и стали жить духовной жизнью. Многие из них впоследствии погибли. Я молюсь за них, а этот шрам напоминает мне годы заключений».

После этого случая все – от начальника лагеря до самых циничных убийц и уголовных авторитетов относились к о.Мелетию с уважением. И, осознавая неотвратимость наказания, уже никто не осмеливался его обижать.